Совершать Намаз (Салят, Молитва) на родном языке

(СОВЕРШАТЬ НАМАЗ(САЛЯТ) НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ)

До этой главы мы много и детально говорили о том, что нужно сделать для того, чтобы подлинный Ислам, Коранический Ислам, наконец-то, вышел из тени и установил свое господство над умами и сердцами верующих. Все главы книги были посвящены анализу ситуации с верованиями современных мусульман, выяснению причин столь глубоких противоречий между верованиями мусульман и Кораническим посланием.

Главный вывод, к которому мы пришли – это необходимость возвращения в Корану, единственному, чистому неискаженному источнику знаний о вероуставе Бога. Мы также определили, что нет нужны проводить какую-либо реформу Ислама, категорически нет. Нужно просто очистить его от всех человеческих добавлений и искажений и оставить в вере только то, что заповедано и предписано Кораном. Мы установили, что хадисы сыграли самую главную роль в вопросе искажения Коранического Ислама и внесения в него человеческих добавлений, выяснили, что хадисы, в большинстве своем, являются откровенно противоречащими Корану и содержат очевидную клевету на Пророка, вводя людей в заблуждение о личности, уме и силе веры благословенного Посланника Бога.

Мы говорили о том, как Пророк Мухаммад поступал с теми, кто собирал хадисы и записывал их, почему праведные халифы категорически запрещали собирать хадисы, говорили о том, как и кто проверял достоверность хадисов, собирал их и отбирал среди тысяч прочих, кто провозглашал их достоверными, и почему хадисы не могут рассматриваться как источники знаний о вере. Позднее мы говорили о том, что хадисы противоречат и Корану, и самим себе, и просто элементарной логике, а потому они не могут рассматриваться наравне с Кораном и вообще не могут являться источниками знаний об Исламе, и укрепились в понимании, что Коран и только Он является единственным источником Ислама. Для того, чтобы укрепиться в этом понимании, мы внимательно проанализировали цели, с которыми придумывались и внедрялись в Ислам хадисы, выявили самых главных выдумщиков, описали их личности, рассказали об отношении Пророка и 4-х праведных халифов к записыванию хадисов. Далее мы говорили о том, что Омейады и Аббасиды несли главную ответственность за дегенерацию Ислама, изучили историческую подоплеку сознательного искажения сути Ислама, увидели, что есть подлинный Коранический Ислам и какой он, Ислам, выдуманный хадисотворцами…

Мы установили также на многих примерах, что большая часть искажений в Исламе возникла вследствии исламизации желаний или наставлений отдельных личностей, как правило, основателей мазхабов, которые стремились самостоятельно выносить решения и закладывать якобы исламскую традицию мазхаба в тех вопросах, которые Кораном никак не регламентировались и потому никаких разъяснений не содержали…

Итак, мы подошли к концу нашей книги. В этой заключительной главе мы хотели бы еще раз подчеркнуть, насколько важно совершение поклонений и богослужений на родном языке, языке, которым верующий владеет в совершенстве. Феномены и чудеса Корана мы постарались отразить в другой своей книге “Коран – неисчерпаемое чудо”. Потому что наряду с важностью разоблачения вымышленного Ислама, не менее важно разъяснять людям неисчерпаемую ценность и глубину Корана, Книги, которая единственно донесла до нас суть Божественный вероустав. Так люди смогут оттолкнуть от себя вымышленную веру и ереси и крепко ухватиться за вервь Корана.

ПОКЛОНЯТЬСЯ БОГУ НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ
Первое, что следует сделать для понимания и следования Исламу обществом – это перевести Коран на официальный язык той страны. Общество должно и имеет право понимать ту веру, которой оно хочет следовать. Да, действительно, Коран был ниспослан на арабском языке и оригинал его текста на арабском. Однако Коран не делает арабский язык неким священным, неприкасаемым языком. Нет, Коран говорит о том, что ко всем народам посылались Пророки и эти Пророки говорили и несли своим народам послание Бога на их родном языке.

Тора была ниспослана Пророку Мусе на языке народа Израилева, Евангелие было даровано Пророку Исе на языке его народа и того периода, откровение Пророка Лута было обращено к народу на его языке, также как и откровение Пророка Нуха… Священными словами эти послания становятся потому, что они являются посланием Бога, и ни одно из них не было ниспослано на арабском языке. Да, Кораническое послание Бога было на арабском языке, но не забывайте, что и языческие надписи, прославления идолов и языческих богинь были сделаны мекканским язычниками также на арабском языке. Арабские шовинисты и мазхабоцентристы стремятся внедрить в наше сознание установку, что арабский язык был избранным языком Бога, языком Рая, буквы арабского алфавита являются письменами Бога, буквами Рая, они стремятся возвести монополию арабского языка на Бога и Коран.

Но 44-йаят Суры Фусиллат поясняет нам, что Коран был ниспослан на арабском потому, что первым он был обращен и ниспослан к арабам. Бог всегда посылал Свои откровения к народам на том языке, на котором говорил тот народ, и поэтому Коран, обращенный первоначально к арабам, был послан на арабском языке. Было бы странно, если обращенное к арабам Писание было дано на другом языке, не на арабском.

Слова и понятия, встречающиеся в Коране, до ниспослания Корана были известны и использовались арабами. И когда арабы слышали слова Корана о Боге, они понимали, о чем идет речь, когда Коран говорил о наследстве и завещании, они понимали эти слова, когда Коран говорил о свинине,арабы понимали эти слова. Коран был ниспослан теми словами, которые уже были известны людями. Каждый, кто читает Коран, ясно понимает эту очевидную истину. Священны не арабский язык или слова Корана, а сам Коран, которые Бог составил из этих слов и понятий.

В османской историографии есть такой анекдодичный случай, очень наглядно показывающий, как османы, не владея арабским в полной мере, боготворили его: “Арабская женщина-бедуинка как-то сидя городской площади после прадника жертвоприношения томным голосом нараспев рассказывала другой о том, как вкусно бывает умело приготовленное верблюжье мясо, сидя в предвкушении раздела туши верблюда. Страстно увлеченно она пела о том, как вкусен кебаб из верблюжатины, а уж тандырное мясо и жареное на мангале и вовсе заставит всякого проглотить язык. Проводивший церемонию жертвоприношения османский губернатор Эшреф Санджа Кушчубаши вдруг увидел, как по щекам огромного детины, османского караульного, стоявшего рядом с женщинами у ворот дома губернатора и слушавшего арабскую касыду о способах приготовления верблюжатины, градом текут слезы. Губернатор Эшреф, хорошо знавший арабский язык, опешив, спросил:

-“Сынок, что ты так плачешь то?”. А караульный, не шелохнувшись в постойке смирно ему отвечает:

-“Мой повелитель, да вы послушайте, как хорошо она читает Коран…”

Губернатор, растрогавшись такой чистой сердца и наивностью османского воина, успокоил его:

-“Сынок, да ты утри слезы, не стоит так близко все воспринимать, эта арабская женщина в ожидании раздела мяса просто рассказывает другим, как она будет его готовить и как вкусно это мясо…”(Джемаль Кутай – Поклонение на турецком / Cemal Kutay, T;rk;e ;badet, стр 61)

ВСЕ ЯЗЫКИ МИРА СОТВОРИЛ БОГ
Дайте посмотрим, как мусульмане должны оценивать другие языки и другие расы и народы, что Коран говорит нам об этом.

И [еще] из Его знамений — создание небес и земли, разнообразие ваших языков и цветов кожи. Воистину, в этом — знамения для тех, кто обладает знанием.
30- Сура Румы 22

Если бы захотел Бог, то он сделал бы вас одной общиной, однако [Он не сделал] это, чтобы испытать вас в том, что Он вам даровал. К Богу всем вам предстоит вернуться.
5- Сура Трапеза 48

О люди! Поистине, Мы создали вас мужчинами и женщинами, сделали вас народами и племенами, чтобы вы познавали друг друга. Поистине, самый превосходный из вас пред Богом тот, кто самый благочестивый из вас.

49- Сура Покои 13

Эти аяты приводятся в книге Дженгиза Озакынджи (Cengiz ;zak;nc;): “Человек, постигшись Коран на своем родном языке, сталкиваясь с другим языком, отличным от того, на котором говорит он, сталкиваясь с народом или родом, отличающимся от его рода, с письмом, отличающимся от письма, что использует он, увидит, что и они, другие, то же творения Бога, такие же, как и он, и не поддастся чувству униженности или, наоборот, не станет чувствовать своего превосхосдтва, наоборот, будет стремиться узнавать их, понимать их, изучать творения Бога. Скажу еще более ясно: Коран повелевает мусульманину-арабу относиться к другому народу, например, к мусульманам-туркам, только как к братьям, которые также, как и он, сотворены Богом, он может изучать их язык, культуру, образ жизни, исследовать все это, пользоваться этим богатством мусульман-турок, но не более того. Если же он возжелает уничтожить турков как народ или турецкий язык, или же заставить их принять арабский язык как единственно богоизбранный и принудить их отказать от своего, родного турецкого, то он совершит грех перед Богом. Он не имеет права сказать — забудь турецкий, ты должен говорить только по-арабски, хватит писать латиницей, ты обязан перед Богом писать только по-арабски. Он не имеет права пытаться арабизировать другие мусульманские народы или просто другие народы. Если же попытается такое сделать, то это будет прямым преступлением против закона Бога.

В истории Ислама было много мусульман-арабов и мусульман-турок, которые нарушали законы Бога, они хотели арабизировать турок и привить туркам арабский образ жизни и в чем-то преуспели в этой борьбе. 900 лет тому назад некоторые нечистоплотные арабы и тюрки смогли поставить барьер между Богом и тюркскими народами. Настойчиво внушая тюрским народам, что обращение к Богу не на арабском, а на тюркском языках, вызовет гнев и кару Бога, и что Бог отвечает только на молитвы, вознесенные на арабском языке. И тюркские мусульманские народы, поверив этим коварным уловкам арабов, стали усердно заучивать непонятные им арабские молитвы. Слушая коварные речи хитрых арабов они, словно стали наглядным примером басни Крылова о вороне и лисе, наивно веря словам «избранных» Богом арабов, тюрки усратили чистоту язык, допустив в язык невиданное количество арабизмов, полностью изменивших чистоту и логику тюрских языков, постепенно поставили себя в униженное положение, ощущая себя своего рода народами второго сорта, ибо недостаточное знание арабского языка автоматически вычеркивало их из списка народов, способных понимать слова Бога.” (Дженгиз Озакынджи, Язык и Вера / Cengiz ;zak;nc;, Dil ve Din, стр 120 и 156)

Аяты Корана, которые мы приводили здесь, показывают нам, что все языки мира, будь то арабский, турецкий, английский или французский – появились на земле по воле Бога, все это – языки Бога. И людям, осознающим величие творений Бога, должно не уничтожать это многоцветие языков и народов, но познавать это богатство и присоединять это богатство к общему достоянию Ислама. Всякий язык – это красота логики. Ни один язык не свят и не избран. И всякий, кто уничтожает это многообразие, угодное Богу, уничтожает своими преступными вымыслами, противоречит Корану – Книге Бога.

Когда Бог разъясняет ангелам, почему Пророк Адам – первый человек, превосходит их всех, Бог упоминает им о том, что Бог научил человека знанию слов, имен и понятий. Знать слова, имена и уметь описывать ими суть событий, думать словами и понятиями – вот основополагающие функции языка, делающие человека венцом творения Бога. Нет сомнения, что в использования языка присутсвует элемент разума, интеллекта. Функция активизации ума начинается в тот момент, когда человек начинает использовать язык и речь как средство самовыражения, мышления и анализа. Тогда как ум, активизирующийся благодаря владению языком, — это главная отличительная особенность человека, возвыщающая его над всеми творениями.

Проф. Бейза Бильгин подчеркивает важность чтения Корана в переводе на том языке, которым вы владеете свободно и можете понимать оттенки речи: “Понимание Корана – главное условие понимание сути Ислама. Помните, что Бог посылал Свои откровения народам на том языке, на котором они говорили, дабы они поняли Его наставление и призыв. Поэтому люди, стремящиеся понять Писание Бога, стремящиеся использовать наставления и примеры, ниспосланные в нем, совершенствовать свой моральный, нравственный облик и поведение должны читать Коран не на иностранном языке, а на своем родном, который позволяет им чувстовать все оттенки слов. До тех пор, пока не обеспечен доступ людей к Корану на родном им языке, до тех пор, пока он будет оставаться в руках маленькой группы просвещенных, общество будет лишено знания всех его законов и предписаний Бога. В период ниспослания Корана арабская литература находилась в эпохе расцвета, практически все знатные арабы занимались литературой и поэтическим стихосложением. Но Коран стал чем-то иным, неповторимым, ибо Коран говорил о самых главных вопросах жизни, словно объединив в своем тексте поэзию и прозу.

Неверные сказали: «Не слушайте Корана, а когда читают его вам, шумите, грохочите, быть может так вы одолеете его [Мухаммада]».
41 Сура Разъяснены 26

Они поняли, что если все будут вдруг понимать Коран и будут слушать его, то с ними, массами уже не совладать. Ведь так уж повелось, что люди, слушая музыку Корана, наполнялись священнымтрепетом от того, что слышали, но только слышали, лишенные всякого понимания и потому тот, кто читал им Коран, становился небожителем, обладающим высшим знанием. Но как многого мы достигли бы, если бы Коран все люди читали на родном языке, веруя в том, что сказано в нем, читали с любовью и трепетом, ибо они читали бы слова Бога, читали бы и понимали бы смысл того, что сказано им в этих строка, наполнялись бы знаниями и стремились бы к осмыслению прочитанного, если бы трепет наполнял их сердца не от музыки, а от смысла Корана, как высоко мы подняли бы моральный дух общества! Если бы все средства выражения и все области искусства были отданы в руки искренне верующих людей, если бы поэзия романы, фильмы и театральные постановки, музыка и эстетика, газеты, журналы и ТВ были в руках верующих, которые бы посредством их несли людям послания мира, красоты, нравственности, духовной чистоты, справедливости, милосердия, мира и взаимопомощи, призывы к эрудиции и познанию, какой бы высокий дух, сильное воспитание, просвещенность мы смогли бы воспитать в обществе? И неужели бы этот высокий груз и сила знания не озарили бы своим сиянием все вокруг?! (1-й Коранический симпозиум, стр 82/Kuran Sempozyumu, sayfa 82)

КОРАН ВО ВРЕМЕНА ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
Бог хочет от нас, чтобы мы размышляли о вере, изучали знамения Бога, следовали Его повелениям и сделали бы Коран своим путеводителем в жизни. Но если люди не знают смысла книги Бога, то как же они смогут размышлять над ней? Если они не смогут анализировать детали Коранического послания, то они не смогут понять повелений Корана, а если не смогут понять, то как же они будут жить по Корану? Так или иначе, но если человек хочет жить согласно своей вере, то он должен получать свои религиозные знания на том языке, на котором ему легче всего общаться. Традиционные приверженцы мазхабов не видели ничего зазорного в том, чтобы переводить или писать свои практическо-религиозные наставления на турецком языке. Они также утверждали, что каждый мусульманин обязан знать арабский язык и читать Коран только на арабском. Муфтии, шейхи и имамы сами были воспитаны на этих религиозно-практических руководствах и потому не видели ничего страшного в том, чтобы продолжать издавать свои религиозно-практические руководства и пояснять веру посредством таких изданий на родном языке, однако они категорически отрицательно выступались по вопросу необходимости перевода Корана на турецкий язык.

Причина этого нежелания в том, чтобы поставить между человеком и Богом своего посредника, своего имама мазхаба и лишить человека возможности прямого получения знаний о вере, привить ему установку: только его имам способен правильно и верно разъяснить ему смысл послания Бога, доступного пониманию очень ограниченного круга имамов. Таким образом, люди, принявшие эту установку, уже не будут пытаться докопаться до истины и спокойно «проглотят» все, что скажет им их имам, никому их них в голову не придет открывать Коран и выяснять, так ли повелел Бог или это имам что-то придумывает от себя. Но ведь если бы каждый мог открыть и читать Коран, то ведь давно уже сами собой устранились многие проблемы, любой человек мог бы каждый день напрямую читать слова Бога, понимать их и жить соотвествоенно им, следуя не вымышленной религии, а чистому, совершенному и ясному пути Корана.

Вот где кроется причина того, что Коран был переведен на турецкий язык только в 20-м веке после провозглашения республики и почему начало переводов Корана на турецкий язык вызывало невероятную агрессию и противодействие всех мазхабов, тарикатов и традиционалистских общин. Им невыносима была сама мысль, что Коран перестанет быть их монополией и что люди проснутся, прочитают, поймут и начнут задавать вопросы, почему Коран говорит одно, а они проповедуют очень много другого. Мы убеждены, что чистый Коранический Ислам не смог в должной мере проявиться и прижиться в Османской империи и стал причиной перехода в осмаскую версию Ислама очень многих ересей аббасидо-омейадского периода только по той причине, что сама структура империи была деспотичной и жестко традиционной, когда власть принадлежала лишь падишаху, строго соблюдалась традиция и лишь воля падишаха могла изменить что-либо в устройстве. Тогда как падишахи запрещали переводить Коран на османский язык опять такие «благодаря» активному внушению приближенных к ним шейхам мазхабов. В Османской империи было некое священное понятие – Коран, который недопустимо было даже пытаться переводить, его запрещалось издавать даже на арабском языке, но самого Корана вроде бы как и не было, Корана никто не видел, о нем только говорили. Наши “достославные предки”, которых мы наделяем самыми возвышенными эпитетами и прославляем историю Османской империи, к сожалению, не смогли выполнить своей главной задачи – перевести Коран и сделать его доступным пониманию людей и распространить его на колоссальном географическом пространстве империи. Один из первых печатных станков в мире, изготовленный в Османской империи, долгое время считался греховными изобретением, но даже когда пришло понимание его важности и началось активное развитие книгопечатания, Коран все равно оставался табу, печатать Коран пусть даже на арабском, но на печатном станке считалось богохульством и грехом. Коран переписывался каллиграфами вручную, так что Коран можно было найти только в редких и самых богатых домах, да и там он стоят завернутым в дорогие чехлы, дабы не трепать столь драгоценную книгу. А если уж случалось, что Коран доставали из дорогих чехлов, то ведь и тогла читали и слушали его музыку, но не смысл, смысл его был непонятен. Народ же и вовсе не имел никакого доступа к Корану, народ не мог обращаться к Корану для решения тех или иных вопросов. Исламу обучали людей шейх-уль-Исламы, шейхи, имамы. Они же приравнивали суннитский мазхаб к Исламу и были послушными исполнителями воли суннитского падишаха, внушая людям все, что было нужно в интересах империи и падишаха. Так суннитский мазхаб укреплял свою жизнеспособность и установил свое господство над Исламом и верующими.

Утверждение, что Коран нельзя переводить на другие языки,ошибочно. Коран гласит “Бог един” и мы переводим эти слова; Коран гласит “Бог-Прощающий” и мы переводим эти слова; гласит “Коран — разъяснение прямого пути” и мы переводим это; гласит “Тора была дана Пророку Мусе” и мы так и переводим; гласит “Кровь и мясо свиньи запретно для вас” и мы переводим эти слова Бога. Какое из этих слов непонятно вам?

Языки на то и существуют, чтобы преобразовывать конкретные или абстрактные понятия в определенный набор звуков, и прикреплять к этому набору нужное понятие. Так что каждый слышащий этот набор звуков, ассоциирует их с понятием, привязанным к ним в его сознание и, тем самым, обеспечивается коммуникация.

Язык – это средство общения. Рассмотрим слово «свинья». Когда мы говорим «свинья» будь то на арабском, будь то на турецком языке, мы все равно представляем себе одно и то же конкретное животное. Если перевести слово «свинья» с арабского на турецкий язык, то разве же мы не поймем его смысла? Или давайте возьмем любое иное, пусть даже не конкретное, а абстрактное понятие. Например, арабское слово «Гафур», означающее «Прощающий». Слово «Гафур» в арабском языке является определенныем звуковым колебанием, вызванным набором букв г, а, ф, у, р, которые в сознании носителя языка дешифруются и рождают смысловое понимание абстрактной категории “Прощающий”. Если же это понятие перевести на турецкий язык, то оно будет состоять из иных звуковых колебаний, но в сознании носителя языка все равно это звуковое колебание будет рождать смысл понятия “Прощающий”, таким образом и носитель арабского языка, и носитель турецкого языка получат одно и то же смысловое значение, и тот, и другой в состоянии будут правильно его понять.

Некоторые сложности, возникающие в процессе перевода, происходят не из невозможности перевода арабских слов на турецкий, а из споров о том, что у этого слова в арабском языке может быть несколько значений и сами арабы порой не могут договориться о том, какое значение в данном случае имеется в виду, но, по сути, это не сложность перевода, а проблема достижения договоренности между самими арабами, носителями Коранического арабского. Арабы сталкиваются с этой проблемой не менее турок, ибо жаркие споры о том, какое значение имеется в виду в том или ином аяте Корана, происходят довольно часто. К слову, и сам Коран предупреждает нас от искажения и смещения смысловых нагрузок ниспосланных слов, ибо этим грешили и иудеи, переставляя слова Писания и сдвигая смысловые значения слов Писания. Возможность неверного толкования, которая может произойти из наличия в нескольких исключительных моментах Корана нескольких смысловых значений одного слова в арабском языке, можно предотвратить не запретом на перевод Корана, а только лишь путем совета, совместного анализа и обсуждения Коранического текста и фиксирования единственно логичного значения для конкретного аята. А те, кто пытается своим злым умыслом манипулировать Кораном, использовать недостойные толкования для формирования в умах людей непосвященных иного образа Ислама, отвечающего их низменным целям и корыстным интересам, несут главную ответственность за искажение послания Бога и введение людей в заблуждение. Еще раз повторимся, возражения тех или иных людей об отсутсвии ясности смысловой нагрузки в том или ином слове Корана, могут иметь место. Подобный анализ Божественного текста допустим, однако этот должен быть разумный анализ людей, исполненных доброй волей тщательно сопоставить смысл всех предстоящих аятов и выбрать единственное верное смысловое значение. Действительно, арабский язык периода ниспослания Корана отличался от современного арабского языка. Учитывая постоянное лингвистическое развитие, возникновение новых, иных смысловых нагрузок и оттенков совершенно естественно. Здравый смысл, добрая воля и искренность людей, проводящих анализ спорного слова или аята, может легко разрешить спорный момент, если таковой имеется.

Турки пользуются арабским языком для совершения поклонений, допуская очень большое количество ошибок. Известный историк Ислама Джангиз Озакынджи говорит о своих опасениях, проистекающих из очень большого числа ошибок в произношении тех или иных арабских слов: “…Имамы нам внушали с детских лет, что Бог не слышит молитв, вознесенных на турецком языке, и что если вы хотите, чтобы ваша молитва была услышана, вы должны произнести или написать ее на арабском языке.

Но ведь любой не араб, тот же турок не сможет правильно произнести ее по-арабски. В арабском языке есть такие гортанные звуки, к примеру, воспроизвести которые может только артикуляторный аппарат араба. А когда турок или любой иной человек, с иным строением артикуляторного аппарата, которому чужды эти глубинные гортанные звуки, пытается произносить арабские слова, содержащие эти звуки, и, естественно, не может произнести их так, как должно, то у него получается некое подобие тех звуков, некая копия. Но ведь в таком случае, если он не может правильно произнести и произносит что-то иное, то и смысл произносимого им меняется. А самое малое изменение звука способно полностью противоположно изменить смысл слова в арабском языке, подобно тому, как, например, изменение или добавление одного звука в слове “покрой” (скрой, укрой наши грехи) и “покарай” (ниспошли свою кару). Да и не только в арабском, во всех языках мира вы найдете массу таких примеров, когда изменение одного звука способно изменить смысл слова на противоположный. Араб, говорящий по-турецки, очень легко может перепутать звуки в незнакомых ему словах и скажет вместо “покрой” “покарай” , так и турок, желающий воззвать к Богу на арабском языке способен невольно ошибиться и произнести, к примеру, вместо “fa;fir lene (охрани, защити нас)” произнести “fakfir lene (прекрати отношения с нами, забудь нас)”. Ибо имеющийся в арабском алфавите звук “;” особый, сложно повторимый, глубоко гортанный. Такого звука нет ни в турецком, ни во многих иных языках мира, и если человек не прошел специального обучения произношению этого звука, он никогда не сможет его верно повторить и тогла получится совсем иной смысл сказанного. Таким образом, как видится нам, лучше взывать к Богу на родном языке и понимая, о чем ты просишь Бога, нежели взывать к Богу, коверкая слова, путая произношения арабских незнакомых слов, последнее будет однозначно неверно, как ни посмотри.”(Дженгиз Озакынджи, Язык и Вера, стр 118 / Cengiz ;zak;nc;, Dil ve Din, sayfa 118)

САЛЯТ В СОСТОЯНИИ ОПЬЯНЕНИЯ
Коран упоминает, что Он – Коран, является для нас наставлением и руководством в прямом пути, но понимать это наставление мы можем только на том языке, коим владеем в совершенстве. Учитывая то, что намаз – это обращение с мольбами и благодарностью к Богу, подлинное искреннее и осознанное обращение к Нему возможно только на том языке, смысл слов которого ты понимаешь в полной мере и знаешь, что ты говоришь Богу. Те же, кто считает, что салят следует совершать посредством повторения заученных непонятных фраз на арабском языке, пусть остановятся на минутку после совершенного салят и подумают, насколько они приблизились к Богу после этой молитвы? Какая может быть польза от повторения определенных пусть и очень красивых, но мало понятных слов? Использовать разум, дарованный Богом, размышлять о творениях и повелениях Бога, просить Бог о прощении совершенных грехов, благодарить Бога за бесчисленные милости – все это возможно только тогда, когда человека понимает смысл слов, которые он произносит, то есть либо владеет арабским языком в той степени, чтобы правильно понимать и произносить их, либо произносит их на родном ему языке.

Бог дает особые пояснения и по поводу салята во время войны и по поводу намаза в минуты опасности и страха. Коран повелевет также, что существует только одно состояние, во время которого человеку не следует вообще приближаться к саляту; и это состояние – опьянение, когда человек не в состоянии понимать смысла произносимых им во время молитвы слов. Согласно Корану человек, который протрезвел и уже в состоянии понимать смысл слов салята, может приступить к его совершению.(См. Сура Женщины 43) А теперь, прочитав это повеление Корана, пусть те, кто совершает салят, не зная смысла произносимых слов, задумаются, насколько соответствуют они повелению Бога – ясно понимать смысл молитвы.

Печально, что в нашей стране даже очень известные газеты, считающиеся вестниками Ислама, первыми высказываются в пользу необязательности понимания смысла всех читаемых на арабском языке молитв. К примеру, вот цитата из одной такой газеты, в «Колонке Алима» приводится пояснение: “Мы никому не советуем пытаться переводить Коран… Потому что чтение переводов Коран принесет только вред, но никак не пользу верующему… Невежественно рекомендовать всем и каждому понимать Коран…Это явная ересь… Допустимо и богоугодно хранить в доме Коран ради блага и бараката в доме, и нет нужны пытаться его читать, если вы не умеет его читать… Те же, кто говорят, что нельзя читать Коран, не понимая его, пребывают в явной ереси”. Утверждения этой высокотиражной газеты совсем не удивительны. Ведь именно эти «умы» не давали, всячески препятствовали сотни лет переводам Корана на турецкий язык. Прилагать усилия ради понимания Корана – это прямое повеление Бога. Есть ясный аят о том, что Бог облегчил Коран для нашего понимания. Ужели этого не знаю те, которые говорят, что понимать Коран не обязательно и те, которые провозглашают еретиками всякого, что призывает людей понимать и читать Коран на родном языке? При этом они, ведуя или не ведуя, но возводят клевету на Бога, смеют называть свои рубрики «Колонками алимов». Если алимы это они, но каковы же те из них, которые не алимы! Пока у нас есть такие алимы, нам мусульманам не надо искать врагов извне, ибо эти «алимы мусульмане» представляют для нас куда большую угрозу, нежели самые агрессивные безбожники со стороны.

Заставлять турок совершат поклонения на арабском языке, даже если они не знают арабского, утверждать, что Бог требует от нас поклонений, смысла которых мы не понимаем — это явные симптомы невежества, обожествления арабского языка и искажения вероустава Бога. Мы сможем взывать и обращаться к Богу на родном языке яснее, искреннее и сознательнее. И будьте уверены в том, что Богу ведому все языки, ибо Он их Творец.

И В ЗАКЛЮЧЕНИЕ…
Вся наша книга была посвящена разъяснению того, почему любые книги, кроме Корана, не могут считаться источниками знаний о вере. Метод, который мы показали вам и который мы отстаиваем — совершенно прост и логичен. Взять в руки Коран, начать его читать и отбросить от себя все, что к Корану не относиться и внушается нам кем-то под видом Ислама. Мы настойчиво это подчеркивали и подчеркиваем еще раз. Коран – суть Ислам. Ислам на 100% процентов состоит из Корана. Кто бы ни был, пусть даже самый великий алим, но никто не может делать добавления к Корану или изменение Корана в сторону уменьшения. Это недозволено никому. Наша цель – вернуть Ислам Корану, вернее восстановить монополию Бога на Его Книгу и Его веру. Великий грех пытаться стать соучастником в вероуставе Бога, пытаться хоть немножко, но добавить в Ислам чего-то своего, пусть даже очень великого, свои традиции, обычаи, личные предпочтения и прочее.

Бог не имеет равных в вынесении решения. Потому возвращение к Богу и Корану лежит через устранение с нашего пути всех, кто выносит решения наравне с Богом.

Мы уверены, что признание Корана единственным источником знаний об Исламе и основополагающим принципом познания Ислама является главным условием очищения идеологии и практики Ислама от многовековых наслоений и станет началом формирования чистого, Коранического Ислама, избавленного от религиозного фанатизма, темных покровов и ограниченности познаний верующих. Коран предупреждает нас, что лжецы обманывают людей, прикрывясь именем Бога. (См Сура 35 Творец, 5 и Сура 31 Лукман,33) Помните, что вы всегда можете столкнуться с откровенной ложью и клеветой на Бога и ради того, чтобы не оказаться сопричастным этой клевете и лжи, вы должны все, что вам внушается под видом Ислама, именно все, каждое слов, пропускать через сито Корана, единственно неискаженный источник Ислама.

Коран, говоря словами самого Корана, Книга-наставление, разъясняющее суть всего, милость, благая весть, свет, который ниспослан нам ради нашего понимания и следования ему. И если у нас в руках есть это сокровище, которое Бог описывает такими эпитетами, то зачем мы будем искать какой-либо иной источник веры или иные толкования? Коран будет бальзамом всем нашим ранам души и ума, исцелением всех наших печалей, просветлением разума и путеводителем в жизненном пути. Достаточно только, чтобы мы сделать этим путеводителем только и только Коран. Не будем забывать, что в Судный день Бог спросит нас только по Корану.

43- Так держите же стойко того, что дано тебе в откровении, ибо ты, истинно, на праведном пути.

44- Воистину, он (Коран) напоминание тебе и твоему народу. И по нему вы будете спрошены.

43- Сура Украшение 43,44

Автор книги: Джанер Тасламан

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *